ГЕОСИНТЕЗ ИНЖЕНИРИНГ

Разработка и сервис буровых промывочных жидкостей

Это интересно

«Mente et malleo»

Работы на Мачехской площади мы начали в 1991-1992 г. К тому времени, после очередной реорганизации ПО УкрНИГРИ, лабораторию Розенгафта А.Г. объединили с лабораторией Харива И.Ю. Этот конгломерат получил гордое название: Лаборатория вскрытия, опробования пластов и физико-химии буровых растворов. С растворами вопросов не было, а вот с опробованием…

К этому времени в объединении «Полтавнефтегазгеология» вырисовалась проблема с испытанием скважин на Мачехской площади. Вот нам ее решать и поручили. А проблема была такая. На площади, с дебитом около 150 000 м3/сут., работала скважина №500. Скважина была поисковая, открывшая месторождение. Особых проблем не доставляла. Заложили еще две скважины: №1 и №2. Добурили. Плотность раствора – 1960 кг/м3. Спустили колонны, сделали гидропескоструйную перфорацию, начали осваивать. Освоение – заменой раствора на воду. И тут началось! Мощный поток газа и вынос огромного количества породы – в основном, аргиллита.

Скважина №1 умерла как-то быстро. Колонну смяло, но скважину удалось задавить. А вот №2, тут было интереснее. Порода забила НКТ. Скважину как-то задавили, но потом, полтора года противофонтанная служба под давлением вытаскивала НКТ из скважины и сверлила трубы. В трубах, между пробками из породы скапливался газ под огромным давлением.

Как мы решили эту проблему в 1993 году, при испытании последующих скважин, читайте в статье «Особливості випробування нестійких тріщинуватих колекторів с АВПТ», размещенной на сайте. Победа была громкая. Через несколько дней после испытания скважины, по телевизору выступает Кравчук Л.М. (в тот период - Президент Украины) и говорит примерно так: «Тут мені повідомили, що під Полтавою, на одній із свердловин ми отримали потужний приплив газу …». Это про Мачехи.

Технология, которую мы разработали, позволила не только предотвратить разрушение породы, но и получить продукцию с дебитом 1,67 млн. м3/сут. из трещиноватого деформируемого коллектора. Мы даже подавали разработку на Государственную премию. Правда, премию не дали. Зато, в институт пришел корреспондент. Появилась статья «Подарунок до ювілею» и фото в газете. Но, опять ляпсус, на фото, Лубана Ю.В. и Виноградова Г.В. поменяли местами.

Все это было ровно 20 лет назад.

На скважине №79 Валюховской площади мы начали работать 26 марта 1997 года. Это была третья по счету скважина, которую передали НПП «Зонд» для сервисного сопровождения бурового раствора.

Это были темные времена 90-х годов, когда большинство скважин было остановлено из-за отсутствия хим. реагентов. Останавливали их, как правило, тогда, когда бурить дальше уже не было никакой возможности. На них или возникали аварии, с потерей какого-нибудь железа, или стволы уже находились в очень осложненном состоянии.

Что было на этой скважине, уже никто не помнит. Но точно, что-то было – потому что досталась она нам после простоя, с забоем 4647 м. Непосредственно занимался этой скважиной Иван Юрьевич Харив.

Работы были стандартные. Приготовили реагент РР-2С. Провели лабораторную проработку технологии перевода. Обработали раствор на скважине. На выходе получили систему ПИБР-2. Как-то очень быстро устранили все проблемы, без приключений добурили до глубины 5550 м и успешно забыли.

И вот новость! В 2013 году, на скважине утечка газа по фонтанной арматуре. Да еще и с давлением больше 150 атм! Надо же, она до сих пор работает!